Музыка, Видео, Кинообзоры

Фильмы, которые стоит пересмотреть на карантине каждому

Фильмы, которые стоит пересмотреть на карантине каждому

Если уж вам довелось сидеть дома в эпоху карантина, у вас наверняка есть масса свободного времени, которое можно потратить на просмотр действительно интересных фильмов и сериалов. Наш портал сделал подборочку стоящих кино различного жанра, за просмотром которых вы будете не коротать время, а наслаждать каждой минутой проведенной у экрана.

А нам приходится проходить между Сциллой авторитетных топов и Харибдой собственного, трудно улавливаемого, но от того только более ценного «озарения». Одним глазом следить за фестивалями и наградами различных кинокритических кругов, а другим – наблюдать за экраном, где может проскочить мало кем замеченный шедевр.

«Игра в имитацию» (реж. Мортен Тильдум)

Фильм, который имеет все шансы принести «Оскар» и «Глобус» Бенедикт Камбербэтч: англо-американский, с молодым, но ударным актерским составом (кроме лучшего Шерлока нового времени, там еще и новоиспеченная Каренина — Кира Найтли), биографический и с непременной «неудобной» драматичностью — британец играет криптографа Алана Тьюринга, который сломал один из главных кодов Третьего рейха, но пострадал от британской верхушки: его обвинили в гомосексуализме и заставили пройти гормональную терапию.

«Игры разума», густо замешанные на «Уайльде». Норвежец Тильдум ничем особенным еще не блистал, но этот материал может существенно поднять его акции на голливудской бирже. Главный приз Торонто — яркий показатель.

«Голгофа» (реж. Джон Майкл МакДонах)

Любоваться парой Глисон-МакДонах можно бесконечно. Первый демонстрирует эмоциональную колкость, тревожность и грусть в качестве католического священника, а второй как режиссер умело балансирует между философской драмой и циничной комедией.

Что же, МакДонаху и как сценаристу можно позавидовать — его персонажи и в невероятно успешном дебюте («Однажды в Ирландии»), и в «Голгофе» по содержанию тараканов в головах бьют все кинематографические рекорды. Таких людей хочется рассматривать под микроскопом; собственно, этим и занимается главный герой.

Отцу Джеймсу осталось жить семь дней. На исповедь к нему приходит маньяк и обещает убить, потому что в детстве был обесчестен похотливым священником. Умирать страшно. Но, как говорит наш герой, «когда у вас есть неделя на улаживание всех дел, вы пытаетесь оставить миру лучший вариант себя». Отец Джеймс, дело понятное, хочет успеть разобраться с «тараканами» своих прихожан. Богу, например, семи дней хватило на многое.

«Настоящий детектив» (реж. Ник Пиццолатто-Кэри Фукунага)

Более-чем-сериал и современная классика — 8-серийный «Настоящий детектив» на самом деле является восьмичасовой первосортной остросюжетной (хотя как кому) драмой, и другому не верьте. Неожиданная дебютная работа американца Пиццолатто, рассказывающая про двух сыщиков, которые 15 лет бьются над сериями убийств, которые продолжаются лет 30, параллельно, как и должно быть, ищут больше себя, чем маньяка. И все это на фоне галлюциногенной юго-готической Луизианы, которая стала не просто эталоном сериала-триллера (чего только стоит блестяще выполненная заставка), но и в целом сильно освежила жанр.

И герои Макконахи и Харрельсона — оба настоящие, оба детектива в глубинах современного ада. Во втором сезоне их сменят Фарелл и Вон — не известно, радоваться или грустить по этому поводу. Но, если для вас смена главных героев будет принципиальной, чтобы отказаться от просмотра, тогда переходите на сайт популярные сериалы и выбирайте, что-нибудь поинтереснее для себя.

«Интерстеллар» (реж. Кристофер Нолан)

Человек, который смог по истории о Бэтмене сделать главный фильм двухтысячных, Нолан взялся доказать, что и высоколобную научную фантастику можно превратить в блокбастер, не потеряв в качестве. Вот в этом принципиальный момент: режиссер целенаправленно снимал фильм, где бюджет и художественное качество тесно переплетены, где голливудские масштабы работают на незаурядное художественное высказывание. Редкий пример, может, революционный, главное — удачный. Плюс — это идеальный тест на фантазию, к которой на самом деле (а не к научному знанию) фильм только и апеллирует: если у вас с ней все ок, то ни вздрагивать в последние 30 минут невозможно.

Кто не понял этой конвенциональности — тот посчитает «Интерстеллар» средней руки космик-муви, и постоянно будет вспоминать «Одиссею» Кубрика. Но, где у последнего «вещь в себе», то у Нолана отважная попытка рассказать непростую, но в конце-концов понятную и проникновенную историю — об Отце, о семье, о свободе и судьбе.

«Племя» (реж. Мирослав Слабошпицкий)

Фильм, который точно не заслужил такой бестолковой критики, но, который и гениальным никак не назовешь. Прочное европейское — вот уж действительно — авторское кино, лучшее из подобных предложений последних лет в мировой перспективе — без сомнения. Такое, что демонстрирует много нового и потенциально плодотворного.

Слабошпицкий на самом деле снял некий фильм-гапакс, фильм, который может быть создан и сработает только раз: вполне немой, с непрофессиональными актерами, которые к тому же так сильно совпадают со своими персонажами-жителями интерната, второй раз это будет выглядеть жестокой пародией. Метафора, которая возникает, очевидно, не касается исключительно Украины — пусть и с годом выхода ленте так повезло, и даже не о социуме, как таковом, здесь идет речь. Но, несмотря на все, этот уровень обобщения не раздражает.

Слабошпицкий, вероятно, больше и не покажет подобного результата, но «Племя» останется в истории кино. Украинского — точно.

«Мамочка» (реж. Ксавье Долан)

Сверхчувствительность этого кино-вундеркинда современности (первый его фильм сразу «фестивалил» в Каннах, а новый отхватил приз жюри) характеризует каждую его работу. Он не скрывает, что симпатизирует Годару и Ван Сенту, сюрреалистам и классикам Возрождения, рок-н-роллу и ретро-хитам. И весь этот культурный капитал удивительно органично взаимодействует и сплетается между собой в мире фильмов Долана.

На этот раз канадец снова обращается к сюжету своей первой работы с говорящим названием «Я убил свою маму», но отношения между матерью и сыном предварительно по максимуму накаляет на сковороде. По сюжету, Диана пытается бороться с невротическим, агрессивно настроенным ко всему миру, сыном — вспышки ярости (между прочим, у обоих) тут внезапно сменяют моменты коварной нежности. Захватывающий эмоциональный аттракцион.

«Левиафан» (реж. Андрей Звягинцев)

Лента, которая точно станет «лучшим иноязычным фильмом» по итогам года, и не так важно почему: потому ли, что такой взгляд на Россию сейчас очень актуальный, или потому ли, что работа эта — не просто лучший фильм Звягинцева (чем дальше он от Тарковского, тем лучше) — это одна из самых убедительных побед российского кинематографа за последние лет пятнадцать.

«Социальная чернуха» — если все воспринимать буквально, но тогда и «Племя» сюда же. Далекий северный провинциальный городок, слабые к алкоголю жители и озверевшие от беззакония чиновники, коррупция как состояние и цель, тотальное отсутствие ориентиров. И вдруг — кто-то поднимает голову. То, что это так точно описывает страну, не означает, что это только о России — хотя портрет убедительный до тошноты. Эта заселенная и сложно сконструированная лента вообще о власти, которая решает оспорить человека, и катастрофу, в которой приходится тогда жить. Исторического пессимизма здесь достаточно, но и об искусстве не забыто. Действительно, замечательное чудовище.

«Юность» (реж. Ричард Линклейтер)

Сначала трудно было поверить, что хроника взросления реального американского парня одновременно может быть и нежной, и трогательной, и с юмором, и оказаться, наконец, прочной и напряженной семейной драмой. Но случилось именно так. Здесь, между прочим, нет ни одной попсовой сцены о подростках — вообще. Именно эта лента стала неофициальным, вполне заслуженным фаворитом Берлинале и, в конце концов, получила приз за режиссуру.

Линкрейтер снимал фильм 12 лет. Начиная с 2002-го, он документировал в реальном времени жизнь одной семьи: шестилетний Еллан Колтрейн растет на глазах у зрителей — идет в школу, достает сестру, его родители разводятся и жалуются друг на друга, парень убегает из дома …

Фильм о том, как люди в течение своей жизни прирастают вещами, ипотекой, пивом, зефиром, жирком. Это удивительно гуманистический и мудрый рассказ о принятии себя, а в себе — и детского, и взрослого, и смешного, и чудаковатого. Неожиданно светлое кино.

«От предыдущего» (реж. Лав Диас)

Все картины Лав Диаса называют кинополотнищами, и это заслуженно: продолжаются они по три, пять, девять часов и буквально шаг за шагом воспроизводят перед зрителем историю филиппинского народа. Режиссер редко ограничивается несколькими героями: в лентах, как в романах, случаются постоянные отступления и даже отдельные новеллы.

«От предыдущего», кроме всего остального, фокусируется на двух семьях — крестьянине, который воспитывает сироту, и девушке, которая ухаживает за своей сумасшедшей сестрой.

Его фильмы — это в определенной степени обереги памяти. Ведь, по словам самого режиссера, филиппинцы болеют постоянным ощущением собственной ненужности, и его картины нацелены это изменить.

Диас говорит, что люди способны забывать свою историю, и Филиппины сейчас могут оказаться в похожей на ту, что была в 1972 году, ситуации. Тогда в стране произошел переворот, к власти пришел Маркос и на девять лет отменил Конституцию. Были замучены тысячи людей, десятки тысяч судеб были разбиты, и сейчас к власти снова рвется тот же клан — «клан Маркоса».

«От предыдущего» — уже не просто кино, это своего рода прививка реальностью. В Локарно, где фильм получил две высшие награды, устраивали несколько сеансов подряд — в залах просто не хватало мест для всех желающих.

«Одержимость» (реж. Дамьен Шазель)

Не «Одержимость», а «Whiplash» — работа из-под палки (и уже потом название песни), и точного названия здесь, сколько сиди, не придумаешь: «история воспитания», где, с одной стороны, тихий, интеллигентный и талантливый студент элитной консерватории Эндрю, а, с другой — деспотичный и в чем-то гениальный педагог, садист-психопат, а заодно руководитель известного джаз-ансамбля Флетчер (фантастический Симмонс).

Талант и контроль, талант и работа, смертельное противостояние равновеликих ученика и учителя — это тоже уже было не раз, но у Шазель появляются те полутона и нюансы, которые выводят его ленту из рубрики «триллер вокруг искусства» на более широкие горизонты. Искусством здесь является не музыка, а манипулирование людьми и способность прокладывать и чужой, и собственный пути. Собственной кровью и по трупам? Что ж, так тому и быть. Выглядит как арт-мейнстрим или как арт-нормкор — не так важно; не слишком важно и то, что «Одержимость» победила на Санденсе. Главное — получилось очень реалистичное, очень концентрированное кино. Пот и кровь. И талант.

«Самый жестокий год» (режиссер Джей Си Чендор)

Еще один, казалось бы, малоизвестный режиссер Джей Си Чендор (кто вообще о нем слышал?) снял один из тех фильмов, которые придают кинематографическому году весомости и ощущения преемственности традиций: ощутимо опираясь на Френсиса-«Крестного отца»-Кополлу и Серджио-«Однажды в америке». Айзек даже визуально ужасно похож на двух главных киномафиози Америки — режиссер сделал кино, которое не то, чтобы на года, но на один очень серьезный просмотр.

1980-е, Америка тонет в новой волне насилия и коррупции, а честной семье эмигрантов из латинского части континента — а бывают и такие — оставаться незапятнанными трудно. Можно ли противодействовать насилию, не замечая его, а если допустить его возможность, то как скоро можно спалиться? Чендор — не бог весть какой оригинал, но делать крепкие семейные триллеры в духе Сидни Люмета он мастак.

Не социально ангажированное американское кино, а просто — хорошее кино, где рассказ ценится, а историю делают актеры. Им, вероятно, что-то в конце и перепадет во время разнообразных премиальных раздач.

«Отель «Гранд Будапешт» (реж. Вес Андерсон)

После премьеры фильма в Берлине Андерсону в шутку дали прозвище «кондитер»: все – цвета, тон губных помад, подбор мебели и ракурсы съемки – он доказал до абсурдной композиционной вылизанности и точности — каждая «вишенка на торте» знает свое место. И каждый из звездных актеров также. Тильда Свинтон — прекрасная, похотливая 80-летняя вдова, Эдриан Броуди — лакомый до денег барон, британец Рэйф Файнс — консьерж с набором из всех возможных гуманистических черт, стихов и любимых духов.

Действие фильма происходит в вымышленном государстве Зубровке, которое вот-вот захватят фашисты. Но это и близко не кукольная сказка: эксцентричная комедия Веса Андерсона как никогда метко демонстрирует способность Европы за детской наивностью возрождаться после кошмаров войны, насилия, жестокости и миллионов смертей. И есть в ней люди, способные на маленькие подвиги ради дружбы. А это уже очень много.

В наших рекомендациях использованы рейтинги Indiewire, Rolling Stone, Cahiers du Cinéma, Sight & Sound, Vulture, Variety, Empire, Time и еще с десяток авторитетных изданий, которые сходятся в главном: хорошим кино является тогда, когда оно хорошее.


One Response

  1. Спасибо за статью, очень познавательно.
    Многое уже пересмотрел по Вашей рекомендации.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *