Все об известных людях

Горькая правда от Садальского про актрису Елену Майорову и Олега Ефремова

Стас Садальский

Сегодня с легкой руки Стаса Садальского, легкой в плане того, что в своем блоге он пишет так, что хватает двух-трех абзацев, чтобы раскрыть новые страницы историй об актерах, мы узнали некоторые откровенные моменты о безвременно ушедшей от нас – 23 августа 1997 года – актрисе МХАТ Елене Майоровой.

Для Стаса Садальского сегодня, 23 августа, день памяти о советской и российской актрисе театра и кино, заслуженной артистке РСФСР Елене Владимировне Майоровой.

Он начал свой пост  очень эмоционально:

23 августа 1997 годам моральное убийство Лены Майоровой
Друзья говорили, что случайность.
Милиция уверена: самоубийство.
Я считаю, что произошло
моральное убийство.

А потом Стас Садальский, мастер выкидывать в публичный простор интересные сюжеты, описывает нам легендарного режиссера Олега Ефремова совсем с другой стороны, о которой многие из нас не знали и не думали, что такое может быть:

“Олег Ефремов – был дьявольски обаятельным режиссером.
Пригласив в труппу любимую ученицу Табакова, он играл с ней, как с мышкой. То даст работу, то отнимет.
И грозил пальчиком за удачно сыгранную роль.
Особенно в кино. Успех на стороне, в том числе и на киноэкране, всех мхатовских актеров подвергался осмеянию.
Всем внушалось, что только театр – это главное.
И Лена Майорова служила ему самозабвенно.
Всяческое неуважение к актерской профессии воспринималось ею как личное оскорбление”.

Как всегда у Садальского нашлись и соленые факты, о которых не пишут в официальных биографиях об актрисе: “Я помню, как много лет назад Лена отметелила мента, презрительно отозвавшегося о театре. Ее повезли на освидетельствование в больницу. Медсестрам тоже досталось… Тогда МХАТ наплевал на свою актрису”.

И совсем по другому перед нами предстает учитель актрисы, Олег Табаков: “А Олег Табаков, несмотря на то, что она ушла от него, помчался выручать любимицу…”.

Свой финал трагической истории судьбы Елены Майоровой сегодня нам рассказал Стас Садальский. Возможно, теперь, те кто будет писать о ней, воспримут его слова и расскажут об этом так, как написал актер:

“Приближалось открытие нового театрального сезона. Работы невпроворот. Она пробовалась на главную роль в одиннадцатисерийном фильме Александра Орлова «На ножах» по Лескову.
Ленка играла Глафиру, убийцу своего мужа, играла грандиозно.
За три дня до смерти ей позвонила ассистентка режиссера и, будто почувствовав, что с ней что-то не в порядке, спросила: «Может, тебе что нужно?»
Лена ответила: «Да. Приезжайте, будете стоять у гроба…»
Майорова была очень прямым человеком, говорила правду всегда в лицо.
Как все, кто приезжает с Дальнего Востока, не влезала ни в интриги, ни в дрязги в театре. Может, поэтому и не заслужила обычных почестей.
Ее гроб не поставили ни на сцене, ни даже в фойе.
Ее положили в дальней гардеробной, где раньше оставляли грязные калоши.
Олег Ефремов на похороны не явился.
Говорили, что запил.
Чехов, когда сердился на актеров, говорил: «Ненавижу актеров, снял бы с себя калоши и отхлестал бы их по лицу».
С Леной так и поступили…”

 

Посмотреть эту публикацию в Instagram

 

Публикация от Стас Садальский️🎬 (@stassadal)

Надо заметить, что публика, к сожалению не знает об этой актрисе и о ее судьбе практически ничего. Именно, для многих это темное пятно о судьбе талантливой актрисы, которая в 39 лет ушла из жизни, и поэтому бы не было таких комментариев, как этот “Все понятно! Режиссеры, коллеги это приходящее и уходящее, где муж, родные, почему не поставили памятник”. Этот комментарий человек оставил взглянув на вторую фотографию в посте Стаса Садальского и даже не разобравшись, что рядом лежит Шерстюк Сергей Александрович с датой ухода из жизни 23 мая 1998 года.

А надо бы знать. Знать то, что ее муж московский художник-гиперреалист Сергей Шерстюк прожил без актрисы всего 9 месяцев, обратите внимание на число, 23 мая, символично, в день смерти жены. Он умер от рака желудка. Детей у них не было, так как Елена Майорова не могла иметь детей из-за болезни перенесенной в юношестве. Родители, простые люди, Елены жили на Дальнем Востоке. С родителями мужа она была на ножах.

Возможно, что после сегодняшнего поста Стаса Садальского, театральная общественность, МХАТ предпримут меры обустроить последнее пристанище заслуженной артистки РСФСР Елене Майоровой.

Пост Садальского интересен и тем, что на его странице начали высказываться люди причастные к творчеству и от их комментариев страница блога становится прямо источником магически интригующих сведений. Вот, например, что пишет оперная певица, актриса Ирина Рындина: “Был такой спектакль Чех. фестиваля, всем тогда известная “Орестея” Питера Брука. Несколько лет назад отмечали его 20и летние. Это просто история из моей актерской жизни… Я не могу забыть эти ощущения… Так вот ” SounDrama studio” делала торжественный вечер, и чествовали всех актеров и Брука приехал. Мне выпала честь петь арию Афины, а как известно, Лена Майорова играла ее в этом спектакле.. так вот мне предложили надеть ее платье в котором она играла… Я не могу передать тот трепет, который меня охватил… Лена была и стройнее меня и платье не подошло, да и не вписалось в режиссерскую трактовку, зато я испытала необыкновенные впечатления…эта ария есть, она очень красивая, посвящена всем ушедшим актерам. Очень хочу, чтобы она все – таки была записана и где-то ещё прозвучала…Как ни странно всегда вспоминаю рядом два, не могу понять почему имени- это Лена Майорова и Ирина. Метлицкая… Светлая память и низкий поклон.”

Актриса МХАТ Юлия Рогачкова написала о таком: “Да, она была моей единственной подругой во МХАТе тогда. Я с ней познакомилась, нет. Не так . Она меня увидела в театре, и познакомилась со мной в троллейбусе, когда мы одновременно сели в него. Она единственная крёстная мать моего сына. Мне очень горько, но буквально вчера, мы с Екатериной Сергеевной В., вспоминали Лену. Она мне часто снится, и снилась недели две назад, вместе со Шкалой. Всё. Дальше тишина”.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *